seo

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » seo » раскрутка сайта


раскрутка сайта

Вы нате в руках перевод нетакдавно вышедшей в США книжки, которая станет ясна российскому читателю, таккак для нас некие явления и процессы, описанные создателем, – недавний или нынешний свой эксперимент. раскрутка сайта

раскрутка сайта

Да и написана она не одним из гонимых диссидентов-разоблачителей, таковых как Джулиан Ассанж или Эдвард Сноуден, а удачным представителем южноамериканского интернет-сообщества Эндрю Кином. Кин профессионально поведал историю формирования современного интернет-пространства. О том, как приватизация и глобализация, по сути, породили " информативный социализм " не лишь в США, но и во всем мире. К огорчению, Всемирная сеть, создававшаяся американскими романтиками-учеными в объединении с госдеятелями-интеллектуалами для расширения доступа к познаниям, позднее, по понятию создателя, была приватизирована магнатами Силиконовой равнины для извлечения сверхприбылей. Со порой этот альянс монополий стал настоящей властью, способной не лишь видоизменять жизнь конкретного человека, но и воздействовать на вселенские процессы. Если произносить о воздействии Интернета на человека, то создатель, ссылаясь на мировоззрение экспертов, акцентирует интерес читателя на достаточно распространенном мировоззрении, что Интернет ломает культуру чтения, создавая клиповое мышление, ломает грамотную стиль, заменяя ее бездушными смайликами. Сеть устанавливает диктатуру народной самодеятельности, противопоставляя ее высочайшей культуре и подлинному искусству. И тут с Кином не поспоришь. Для нас, русскоязычных читателей, книжка Эндрю Кина еще и о России, ежели быть поточнее – о том пространстве способностей, в котором мы находимся. Она адресована нашим бизнесменам, муниципальным дельцам и рядовым юзерам Сети. " Ничего собственного " указывает подробную картину раскола в лагере нынешних монополистов, в котором, как отмечает создатель, уже началась сражение за передел принадлежности. Этот процесс затрагивает не лишь рядовых юзеров, но и глобальных производителей информационных технологий. Книга со всей очевидностью обосновывает – сейчас анонимность в Сети – фикция. Обычный человек в Интернете полностью не защищен ни программными антивирусами, ни муниципальными институтами. Игрушечный аватар бесправен. Именно этим используют олигархи Интернета, приватизируя, по понятию Кина, наше собственное самовыражение и контент в соц сетях. Как последствие, русским юзерам необходимы свои интернет-компании и интернет-инструменты, а втомжедухе отечественная система интернет-монетизации. Кроме такого, для охраны гражданских прав юзеров необходима личная модель публичного регулирования Сети. Это большой возможный базар для российских бизнесменов, дающий новейшие рабочие места и способный открыть экспортный потенциал, направив валютные потоки на технологическую модернизацию. По собственной сути, это новое предписание миру. Вот лишь сможем ли мы поверить в такую вероятность и воплотить ее? Умный, бдительный и ироничный Кин произносит: монополисты, какие сейчас обладают информационным местом, " большие и страшные вседержатели " и типо " превосходные гении ", – такие же люди, как и мы. Значит, выйдет и у нас. Так что для экспертов " Ничего собственного " может начинать сильнодействующим лекарством от депрессии как экономической, так и эмоциональной. Эта книжка дает не лишь видение нашего вероятного грядущего, но и путь к нему. Андрей Чеглаков, лауреат Государственной премии РФ в области науки и техники, интернет-инвестор Предисловие к русскому изданию Павла Хилова Хищническая экономика, управляемая новейшей плутократией Книга( которая, несмотря на размер наиболее 200 страничек, читается на одном дыхании) становит перед нами, читателями, вопросы, какие заставят всякого напрячься о роли Интернета в своей жизни и жизни сообщества. Во что перевоплотился Интернет – в источник благ, новейших способностей и ценностей, свободы и демократии или в лекарство обогащения одних и разорения остальных, в неуправляемый ни государствами, ни социумом аппарат разрушения экономических и публичных отношений? " Ничего собственного ", непременно, вызовет просторный читательский энтузиазм и в нашей стране, где Интернет, как правило, воспринимается вольной от какого бы то ни было регулирования средой для употребления информации, услуг и продуктов. У большинства русских юзеров отсутствует сознание такого, что Интернет, став настоящей средой обитания человека, аналогом " офлайнового " решетка, унаследовал и усилил не лишь его способности, но и опасности. В виртуальном мире эти способности и опасности имеютвсешансы быть облечены в другую, времяотвремени непривычную форму, и имеютвсешансы реализовываться еще стремительнее, чем в мире настоящем, и приносить не постоянно к предсказуемым последствиям как для единичного человека, так и сообщества в целом. Несмотря на масштабность данных угроз, им уделяется очевидно недостающее интерес в научно-популярной литературе и средствах массовой информации. Автор, будучи инсайдером и конкретным соучастником " интернет-революции ", отлично осведомленным об игроках и движущих мощах развития Интернета, а втомжедухе проф журналистом и беллетристом, на конкретных образцах указывает, что стоит за теми или другими событиями, деяниями компаний и отдельных людей. Легкий и выдержанный манера, образованная и неангажированная еда материала, большой размер проанализированного материала – все это дозволяет полагать книжку Кина более совершенным и беспристрастным описанием современного состояния Интернета. Павел Хилов, управляющий Экспертного центра электрического страны Предисловие создателя Вопрос Интернет, как утверждали его проповедники, – это общий протест. Ведь Интернет демократизирует благо и искореняет зло, формируя наиболее явный и равноправный мир. Чем более людей присоединяется к Интернету, уверяют сии проповедники, в количество которых вступают миллиардеры из Кремниевой равнины, маркетологи соц медиа и сетевые идеалисты, тем более ценности он формирует для сообщества в целом и для всякого юзера в отдельности. Они представляют Интернет волшебным механизмом самоусиления, нескончаемо укрепляющим позитивную обратную ассоциация к обоюдной – экономической и культурной – выгоде млрд юзеров. Но сейчас, когда Интернет расширяется, чтоб охватить собственной сетью практически всё и вся на данной планете, делается естественным, что обязательства оказались неправильными. Проповедники виртуального решетка дают нам то же, что в Кремниевой равнине называют " полем преломления действительности ", а поточнее, совсем неправильную картину. Вместо обоюдной выгоды мы, пользователи Сети, получили отрицательную обратную ассоциация, став быстрее жертвами, ежели выгодоприобретателями. И вместо такого чтоб отдать нам обещанный протест, Интернет перевоплотился в главной вопрос в нашем взаимосвязанном мире xxi в. Чем более мы применяем цифровую сеть в ее сегодняшнем облике, тем меньше экономической ценности она формирует. Вместо такого чтоб содействовать продвижению экономической верности, как было обещано, Интернет служит главный предпосылкой возрастающего разрыва меж обеспеченными и скудными и эрозии среднего класса. Вместо такого чтоб обогащать нас, распределенный империализм новейшей сетевой экономики делает большаячасть из нас скуднее. Вместо такого чтоб формировать новейшие рабочие места, цифровая дезинтеграция стала ключевой предпосылкой резкого роста структурной безработицы. А вместо усиления конкуренции породила новейших безгранично массивных монополистов вроде гугл и amazon. Культурные последствия не наименее стращают. Вместо такого чтоб формировать общительность и прозрачность, Интернет плодит паноптикум приборов слежения и сбора информации, где нас, юзеров больших сетей передачи данных типа facebook, продают в насквозь бесцветной упаковке. Вместо предстоящей демократизации Интернет насаждает администрация толпы. Вместо такого чтоб побуждать толерантность, Интернет развязал так мерзкую войну со слабым полом, что почтивсех отвадил от козни. Вместо такого чтоб содействовать всестороннему образованию, Интернет породил зацикленную на селфи культуру вуайеризма и нарциссизма и просторный диапазон остальных психических расстройств. Вместо такого чтоб увеличивать обилие способностей, Интернет по-крупному обогащает только кучку юных белоснежных парней в темных лимузинах. Вместо такого чтоб нас благодетельствовать, Интернет все более нас нервирует. Нет, Интернет – это не протест. По последней мерке, покуда. А отчего так проистекает – разъясняет предоставленная книжка, в которой синтезировано оченьмного изучений профессионалов вместе с материалами из 2-ух моих прошлых книжек об Интернете{1}. Введение Здание – это обращение " Сначала мы создаем наши строения, а позже наши строения сформировывают нас ", – выгравировано на темной мраморной плите вблизи с входной дверью клуба the battery в деловом центре Сан-Франциско. Надпись воспринимается как девиз клуба. Она служит напоминанием и, можетбыть, даже предостережением гостям о том, что и они будут " сформированы " этим запоминающимся зданием, чей порог они намереваются перешагнуть. Разрекламированный в газете san francisco chronicle как " самый-самый революционный и большой соц опыт " {2}, the battery, непременно, является принципиальным проектом. В 2008 г. двое удачных интернет-предпринимателей Майкл и Кзоши Бёрч продали сделанную ими известную социальную сеть bebo фирмы aol за $850 млн, в последующем году заполучили за $13, 5 млн старенькое сооружение на Баттери-стрит, где ранее располагалась фабрика по производству приборов для отделки мрамора musto steam marble mill, и вложили еще " 10-ки миллионов баксов " {3} в компанию тут клуба по интересам. Как молвят супруги, они желали сотворить клоб для людей – собственного рода палату общин xxi в., где отвергается неважнокакая " статусность " {4}, где его членам разрешается перемещать джинсы и худи( толстовки с капюшоном), а ввод старенькой чванливой элите, которая " прогуливается на работу в серьезных деловых костюмах " {5}, прикрыт. Этот инклюзивный соц опыт Бёрчи окрестили в духе отвязного лексикона Кремниевой равнины " не-клубом " – помещением раскрытого и равноправного общения, где обязаны быть разрушены все традиционные критерии и с каждым гостем будут обходиться одинаково, самостоятельно от его расположения в сообществе или достатка. " Мы – поклонники деревенского паба, где все знают друг друга, – придуривался Майкл Бёрч, которого товарищи за его неодолимый оптимизм ассоциируют с Уолтом Диснеем и Вилли Вонка. – А в городке сельский паб может сменить личный клоб, где со порой все перезнакомятся и будут ощущать себя как дома " {6}. Клуб " дает частность ", но о ни каком делении на " имущих и неимущих " не может быть и речи, прибавляет Кзоши Бёрч, вторя эгалитаристским идеям собственного супруга. " Мы желаем контраста во всех его проявлениях. Я смотрю за этим, мы пробуем формировать общество " {7}. Таким образом, the battery задуман его творцами как противоположный традиционному " клубу джентльменов ", элитному собранию, куда допускались аристократы вроде Уинстона Черчилля. Однако конкретно Черчилль в октябре 1944 г. на церемонии открытия строения английской палаты общин, восстановленного после такого, как бомбардировки германской авиации в мае 1941 г. " не оставили от него камня на кремне ", произнес вышеупомянутую фразу о том, что " поначалу мы создаем наши строения, а позже наши строения сформировывают нас ". И, как ни парадоксально, конкретно эти слова достопочтенного сэра Уинстона Леонарда Спенсера-Черчилля, сына виконта Ирландии и внука седьмого барона Мальборо, были выбраны девизом сделанного в xxi в. " не-клуба ", где утверждают об отречении статусности и о одобрении контраста. Будь Бёрчи наиболее прозорливыми, они бы выгравировали у входа в собственный клоб иное выражение Уинстона Черчилля, а конкретно изготовленное им остроумное примечание в духе Марка Твена о том, что " ересь успевает обойти полмира, покуда истина одевает брюки " {8}. Но в этом и содержится вся неувязка. Несмотря на то что они производят приборы для нашего цифрового грядущего, Майкл и Кзоши Бёрч не владеют прозорливостью. И истина о " не-клубе " the battery – самостоятельно от такого, была ли у нее вероятность одеть джинсы или нет, – состоит в том, что исполненные благих целей, но ведомые заблуждениями Бёрчи нечаянно сотворили одно из менее различных и самых привилегированных мест на планете. буст раскрутка серверов кссв 34 бесплатная раскрутка группы вконтактес живыми людьми раскрутка объявленийна авито раскрутка инвентаря cs go раскрутка группыв вкза деньги софтдля раскрутки сайта раскрутка сайта чехов раскрутка сайта акция раскрутка twitter аккаунта раскрутка шиномонтажа У известного медиагуру ХХ в. Маршалла Маклюэна, который, в различие от Бёрчей, владел даром предвидения, имеется известное афоризм: " Средство передачи известия само является сообщением ". Перестроенное сооружение былей фабрики на Баттери-стрит в деловом центре Сан-Франциско – это также известие. Внушающее глубокую тревогу известие о возмутительных неравенстве и несправедливости в нашем новеньком сетевом сообществе. The battery быстрее деза, чем " не-клуб ". Несмотря на свободный дресс-код и самопровозглашенную верность культурному обилию, the battery в роскоши нисколько не уступает отделанным мрамором домам нуворишей Сан-Франциско, построенным в xix в. От бывшего строения musto остались лишь плитка из темного мрамора на входе в клоб и древняя кирпичная укладка, которая была кропотливо отреставрирована и выставлена напоказ как вещество интерьера. В обслуживающем персонале клуба занято 200 человек, общественная площадь пятиэтажного строения сочиняет возле 5400 кв. м, а внутри его находятся: неповторимая подвесная лесенка из стали весом практически 10, 5 т; пустой лифт; хрустальная люстра высотой в 2, 5 м; рестораны, где подают деликатесы вроде мраморной говядины вагю с копченым тофу и грибами шимеджи; оборудованное по крайнему слову техники джакузи на 20 персон; потайная комната для забавы в покер, спрятанная за книжным шкафом; винный погреб на 3000 бутылок с неповторимым потолком, составленным из стародавних бутылей; " зверинец " из набитых пугал и гостиница на 14 номеров категории люкс, украшенный застекленным пентхаусом с панорамными видами на залив Сан-Франциско. Для подавляющего большинства обитателей Сан-Франциско, которым навряд ли когда-либо удастся перешагнуть порог предоставленного клуба, этот соц опыт является не таковым уж соц. Вместо общественной палаты общин Бёрчи сотворили приватизированную палату лордов, прикрытый увеселительный дворец для цифровой аристократии, элемента в нашем расслоенном сетевом сообществе привилегированную долю в 1 %. Вместо деревенского паба они сотворили настоящую версию " аббатства Даунтон " – знака феодальных привилегий и излишеств, воссозданного в одноименном ностальгическом английском телесериале. Если бы Черчилль присоединился к соц эксперименту четы Бёрч, он бы оказался посреди самых состоятельных и с большими связями людей в мире. Открытие клуба состоялось в октябре 2013 г., и эксклюзивный перечень его членов-учредителей вызывал в памяти так именуемый " Новый истеблишмент ", по определению журнала vanity fair: там был и ведущий директор instagram Кевин Систром, и впрошлом президент facebook Шон Паркер, и преуспевающий интернет-предприниматель Тревор Траина, обладатель самого драгоценного дома в Сан-Франциско, дома ценою $35 млн в " районе миллиардеров " {9}. Разумеется, разрешено осмеивать " не-клуб " и плохой соц опыт Бёрчей, но, к огорчению, это совсем не так забавно. " Главная неувязка содержится в том, – считает Энис Гросс из журнала new yorker, – что сам Сан-Франциско преобразуется в личный клоб лишь для избранных – состоятельных бизнесменов и венчурных капиталистов " {10}. Другими словами, the battery, как и его потайная комната для покера, – это личный клоб лишь для избранных внутри личного клуба лишь для избранных. Он воплощает в себе то, что обозреватель газеты new york times Тимоти Иган именовал " антиутопией залива Сан-Франциско " – " одномерного городка, предназначенного лишь для 1 % избранных ", и приятную аллегорию такого, как " состоятельные изменили Америку к худшему " {11}. " Одномерный " клоб Бёрчей площадью возле 5400 кв. м как невозможно лучше иллюстрирует обостряющееся экономическое неравенство в районе залива Сан-Франциско. Но в действительности неувязка куда более, чем невидимая стенка, отделяющая немногих " имущих " мещан от почтивсех " неимущих ", подключая наиболее 5000 бездомных. Если the battery – это крупнейший опыт в масштабах Сан-Франциско, то целый прочий мир по эту сторону тонированных стекол клуба стал площадкой для куда наиболее грубого социально-экономического опыта. Этот опыт поставлен сетевым социумом. " Самая важная из происшедших в xxi в. революций перемещает неполитический нрав. Это революция в сфере информационных технологий ", – разъясняет доктор политологии Кембриджского института Дэвид Рансиман{12}. Мы вступаем в неизвестный мир – перенасыщенный данными, который английский беллетрист Джон Ланчестер именует " новеньким видом человечного сообщества " {13}. " Единственная важная желание в современном мире – это вывод глобализации и информационно-технологической революции на совсем новейший степень ", – прибавляет обозреватель new york times Томас Фридман. Благодаря облачным обработкам данных, робототехнике, facebook, гугл, linkedin, twitter, айпадам и дешевым телефонам с доступом в Интернет, заявляет Фридман, " мир перешел от подключенности к гиперподключенности " {14}. Рансиман, Ланчестер и Фридман молвят об одном и том же феномене базовой экономической, культурной и доэтого только интеллектуальной модификации. " Интернет, – отмечает Джой Ито, голова медиалаборатории Массачусетского технологического ВУЗа( mit), – это не разработка, а система убеждений " {15}. Всё и вся вовлечено в сетевую революцию, сокрушающую каждую сферу современного решетка. Образование, транспорт, здравоохранение, деньги, ритейл и создание в настоящее время перестраиваются под действием интернет-продуктов, таковых как самоуправляемые авто, носимые аксессуары, 3d-принтеры, индивидуальные экраны здоровья, массовые раскрытые онлайн-курсы( МООС), равноправные сервисы вроде airbnb и uber, электрические средства типа bitcoin и т. п. Предприниматели-революционеры, такие как Шон Паркер и Кевин Систром, сооружают это сетевое сообщество от нашего имени. Разумеется, не узнав нашего разрешения. Впрочем, хозяйка мысль о том, чтоб заполучить позволение, представляется чуждой и даже аморальной для почтивсех из данных творцов нашей " либертарианской эры ", как ее именует историк молоток Лилла, доктор Колумбийского института. " Согласно либертарианской догме нашего времени, – произносит Лилла, – необходимо опрокинуть нашу политику, экономику и культуру с ног на голову " {16}. Это вправду так. Но настоящая догма нашей либертарианской эры содержится в гламуризации перевернутого расположения вещей, в отречении самой идеи " разрешения ", в установлении культа низвержения основ. Алексис Оганян, один из создателей общественного новостного интернет-сайта reddit, объявившего себя " первой страницей Интернета " и в одном лишь 2013 г. набравшего наиболее 56 миллиардов просмотров собственных 40 млн страничек неотредактированного контента, сделанного 3 млн его подписчиков{17}, даже написал манифест против разрешений. В собственной книжке " Без их разрешения "( without their permission) {18} Оганян заявляет, что xxi в. станет " выстраиваться ", а не " обращаться " бизнесменами вроде него, какие будут применять разрушительные характеристики Интернета во добро людей. Но аналогично большей доли контента в Интернете, порожденного и произведенного сборищем юзеров, reddit представляет собой очень сомнительную важность для публичного блага. Например, самая известная серия постов на сайте в 2013 г. была вызвана несанкционированной и ложной идентификацией террориста, устроившего взрыв во время Бостонского марафона. Эта медвежья служба, по оценке журнала atlantic, обернулась " дезинформационной катастрофой " {19}. Как и " не-клуб " Майкла и Кзоши Бёрч, Интернет изображается нам наивными бизнесменами как территория контраста, открытости и равноправия – освобожденная от обычаев и облегчающая доступ к соц и экономическим способностям. Такое видение Интернета воплощает в себе то, что молоток Лилла именует " новейшей разновидностью гибриса " [1] в нашу либертарианскую эру с ее верой в " святую Троицу " – демократию, вольный базар и индивидуализм{20}. Такое искаженное понятие об Интернете типично для Кремниевой равнины, где обогащение равняется к благодеянию, а такие компании-разрушители, как гугл, facebook и uber, прославляются за уничтожение ими архаичных правил и ВУЗов типо во добро сообщества. Например, гугл до сих пор с гордостью называет себя " не-компанией " – компанией без обычных структур власти, назло тому что по состоянию на июнь 2014 г. этот левиафан оценивался в $400 миллиардов и числился 2-ой по стоимости компанией в мире. гугл деятельно и иногда очень жестко действует в таковых различных отраслях, как онлайновый розыск, реклама, издательское дело, искусственный разум, службы новостей, мобильные операционные системы, носимые аксессуары, интернет-браузеры, видеоиндустрия и даже – со своими новоявленными самоуправляемыми авто – автопромышленность. буст раскрутка серверов кссв 34 бесплатная раскрутка группы вконтактес живыми людьми раскрутка объявленийна авито раскрутка инвентаря cs go раскрутка группыв вкза деньги софтдля раскрутки сайта раскрутка сайта чехов раскрутка сайта акция раскрутка twitter аккаунта раскрутка шиномонтажа В цифровой сфере стильно быть " не-бизнесом ". Amazon, крупнейший интернет-магазин в мире и грустно узнаваемый обидчик маленьких издательских компаний, всееще считает себя внесистемным " не-магазином ". Интернет-компании, такие как присущий amazon обувной интернет-магазин zappos и онлайн-журнал medium, сделанный основоположником twitter миллиардером Эвом Уильямсом, управляются на базе так именуемых холакратических принципов – собственного рода коммунистической доктрины в интерпретации Кремниевой равнины, где вполне искоренена неважнокакая иерархия, за исключением, очевидно, тех случаев, когда стиль идет о зарплатах и владении акциями. Могущественный интернет-издатель Тим О'Рейли организует " не-конференции " – в уединенных пристанищах под заглавием " Лагерь товарищей o'Рейли ", где казенно никто ни за что не даетответ, а повестка дня определяется самими соучастниками, т. е. кропотливо отобранной группой состоятельных юных белоснежных технарей мужского пола. Однако истина содержится в том, что и клоб четы Бёрч с его винным погребом на 3000 бутылок и неповторимым потолком, сложенным из старых бутылей, и могущественные и состоятельные транснациональные компании, такие как гугл и amazon, и эксклюзивно " раскрытые " мероприятия для новейшей элиты вроде " Лагеря товарищей О'Рейли " совсем не так революционны, какими они желали бы стать в наших очах. Кремниевая равнина, может, и производит " новое цифровое винцо ", но, когда дело доходит до власти и имущества, это винцо дает отлично знакомым душком возмутительного лицемерия, которое населениеземли немало раз отведывало в движение собственной летописи. " Будущее уже пришло, элементарно оно не чрезвычайно умеренно распределено ", – произнес единожды писатель-фантаст Уильям Гибсон. Это неравномерно распределенное грядущее и имеется сетевое сообщество. В современном цифровом опыте мир преобразуется в агрессивно расслоенное сообщество, где фаворит приобретает все. Это сетевое грядущее характеризуется удивительно неравномерным распределением экономических благ и власти практически в всякой ветви, куда вторгся Интернет. По словам социолога Зейнеп Туфекчи, такое неравенство стало следствием " 1-го из самых масштабных перераспределений власти меж людьми и большими институтами, можетбыть, самого значимого в xxi веке " {21}. Как и в the battery, этот процесс преподносится в тех же оптимистичных тонах повальной вовлеченности( инклюзивности), прозрачности и открытости; но, как и пятиэтажный дворец увеселений, этот новейший мир в реальности специализирован для избранных( эксклюзивен), непрозрачен и неравноправен. Вместо предоставления публичных услуг архитекторы грядущего из Кремниевой равнины сооружают приватизированную сетевую экономику, сообщество, где ущемляются интересы фактически всех, за исключением его могущественных и состоятельных собственников. Как и the battery, Интернет с его порожними обязательствами изготовить наш мир справедливее – с бо́ льшим числом способностей для бо́ льшего числа людей – ненамеренно сделал его наименее равноправным и усугубил, а не улучшил ситуацию с занятостью и сплошное экономическое материальноеблагополучие. Разумеется, Интернет несет не лишь зло, но и благо. Он подарил социуму и людям большие блага, вособенности в облике способности знаться с родственниками, товарищами и сотрудниками по всему миру. Согласно отчету исследовательского центра pew за 2014 г., 90 % американцев считают, что Сеть принесла выгоду собственно им, а 76 % убеждены, что и социуму в целом{22}. Действительно, собственная жизнь у большинства трехмиллиардной( по оценкам) аудитории юзеров Интернета, элемента наиболее 40 % народонаселения решетка, коренным образом поменялась благодаря появлению таковых неописуемо комфортных интернет-инструментов, как электронная почтоваяконтора, общественные медиа, электронная торговля и мобильные прибавления. Да, все мы надеемся на непрерывно уменьшающиеся и непрерывно усиливающиеся мобильные устройства и даже возлюбили их. Да, Интернет сыграл главную и в целом положительную роль в организации политических движений по всему миру, таковых как " Оккупай " в Соединенных Штатах или инициируемые чрез сетевые общества публичные движения за реформы в России, Турции, Египте и Бразилии. Да, Интернет – с его " Википедией ", twitter, гугл, отличными сайтами газет, издаваемых на проф уровне, таковых как new york times или guardian, – может, ежели употребляется критически, работать массивным источником просвещения. Я сам навряд ли бы написал эту книжку, не будь у меня чудес в облике электронной почты и Сети. Да, у мобильного Интернета большой потенциал для такого, чтоб решительно поменять жизнь 2-ух с половиной млрд новейших юзеров, какие, сообразно оценкам шведского оператора мобильной связи ericsson, присоединятся к Сети к 2018 г. И, да, промышленность мобильных приложений уже истока производить инновационные решения для неких из более распространенных заморочек на планете, – кпримеру собирание карты источников чистой воды в Кении или снабжение доступа к кредитам для бизнесменов в Индии{23}. Но мишень данной книжки – представить, как скрытые нехорошие стороны Интернета перевешивают его тривиальные плюсы, а 76 % американцев, считающих, что Интернет приносит выгоду социуму, имеютвсешансы элементарно не созидать картины в целом. Взять желая бы сетевую частность – она почаще только подвергается угрозы в мире " огромных данных ", создаваемом Интернетом. Если Сан-Франциско в районе залива уже перевоплотился в " антиутопию ", то Интернет скоро преобразуется в сетевую антиутопию. " Мы – поклонники деревенского паба, где все знают друг друга ", – заявляет Майкл Бёрч. Однако наше сетевое сообщество – провидец Маршалл Маклюэн именовал его " глобальной деревней ", где мы вернемся к устной традиции дописьменной эры, – уже стало узким деревенским пабом, пугающей собственной прозрачностью деревенской общиной, где не осталось места тайнам и анонимности. Все заинтересованные игроки, начиная с Агентства государственной сохранности и заканчивая компаниями по обработке данных в Кремниевой равнине, видится, уже знают о каждом из нас всё. Особенно отлично нас знают такие интернет-компании, как гугл и facebook, – даже наше сокровенное знают лучше нас, чем с гордостью похваляются. Неудивительно, что Кзоши Бёрч дает привилегированным, состоятельным членам собственного клуба " частность " – охрану от кишащего данными решетка за стенками the battery. В эру " Интернета только "( " internet of everything "), омраченную неизменным слежением со стороны возрастающей разведывательной козни, – в будущем с его разумными авто, разумной одеждой, разумными городками и разумными разведывательными сетями – пожалуй, лишь члены the battery сумеют позволить себе существовать за пределами данной залитой светом деревни, где ничто невозможно утаить или изменить забвению и где, как заявляет специалист по этим Джулия Энгвин, частность в онлайне уже стала " предметом роскоши " {24}. Уинстон Черчилль был прав. Мы вправду придаем форму нашим зданиям, после что эти строения начинают давать форму нам. Прозорливый канадский эколог масс-медиа Маршалл Маклюэн чуть-чуть перефразировал эти слова Черчилля, произнесенные им в 1944 г., выразив его мысль в наиболее актуальной для нашей сетевой эры форме: " Сначала мы создаем технологии, а позже технологии сформировывают нас " {25}. Маклюэн погиб в 1980 г., за 9 лет до такого, как юный британский физик по имени Тим Бернерс-Ли изобрел Всемирную сеть. Но Маклюэн верно предсказал, что электрические средства коммуникации изменят наш мир так же углубленно, как в xv в. поменял его Иоганн Гутенберг изобретенным им печатным станком. Эти электрические приборы, сообразно прогнозам Маклюэна, заменят разделяющую на " верхи " и " низы " прямолинейную технологию индустриального сообщества распределенной электронной сетью, которая создается постоянными информационными петлями обратной связи. " Мы становимся тем, что мы зрим ", – предвещал Маклюэн{26}. И эти электрические сетевые приборы, предупреждал он, имеютвсешансы нас вполне " перемонтировать ", что угрожает нам непроизвольно превратиться из их владельцев в их рабов. Сегодня, когда Интернет перестраивает наше сообщество, слова, выгравированные на темной мраморной плите у входа в the battery, обращены к любому из нас, звуча как отрезвляющее вступление в крупнейший социально-экономический опыт нашего времени.

раскрутка сайта

Все мы – от университетских профессоров, фотографов, корпоративных юристов, промышленных рабочих до водителей такси, дизайнеров одежды, собственников гостиниц, музыкантов, ритейлеров – беспомощны перед опустошительными последствиями этого сетевого переворота. Он изменяет все.

Вы здесь » seo » раскрутка сайта


Сервис форумов BestBB © 2016. Создать форум бесплатно